Крестовоздвиженский храм

В херсонском храме службу совершают и на языке жестов

А ты когда-то слушал тишину?
Как жаль, что ничего ты не услышал,
Лишь тронь её беззвучную струну,
И ты поймешь, что можно даже тише.

Думаю, каждый из вас помнит, как в детском саду или школе педагог, когда хотела нас успокоить, говорила: «Дети, давайте послушаем тишину». И вдруг звуки становились яснее, птички громче пели, и все вокруг становилось другим. Так нам тогда казалось. А сегодня вокруг нас есть люди, живущие в мире тишины. Слабослышащие или глухие. Причин этому множество: родовая травма, осложнения после лечения антибактериальными препаратами и т. д. И дело в том, что глухим людям, так же, как и людям с другими недугами, крайне сложно адаптироваться в нашем привычном мире.

Первым, кто обратил на это внимание, решил поддержать и помочь, был настоятель Крестовоздвиженского храма в Херсоне отец Димитрий Чорней. Одна из прихожанок — Виктория Фомина — была слышащей в семье, где родители были глухими. Она и стала первым переводчиком. Так более семи лет назад была содана первая и единственная община глухих при православном храме. Благодаря сарафанному радио община росла и крепла, но было и много трудностей. Во-первых, богослужение совершалось на старославянском языке, нужно было понимать его, улавливать интонации, доносить их и переводить все с точностью, не изменяя и не сокращая смысла. Отец Димитрий перед каждой службой благословлял и наставлял. Благодаря большой работе, упорству, многократному повторению и Божьей помощи справились. Это была маленькая победа в большом деле. Люди стали больше общаться, встречаться, организовывать паломнические поездки, и все это не без участия отца-настоятеля. Мне довелось познакомиться с Марией и Александрой Пушкаревыми, дочерью и мамой. Александра потеряла слух в маленьком возрасте, но благодаря чтению книг сумела сохранить разговорную речь. Маленькая Маша с детства учила жестовый язык и стала самым маленьким сурдопереводчиком. Она очень стеснялась, плакала и боялась это делать публично, когда на тебя смотрят все прихожане. Но потом поняла, что не может иначе, не может оставить всех в храме без поддержки, без понимания того, что происходит сейчас. Символ Веры люди захотели петь жестами. Александра не могла уловить мотив, и тогда маленькая Маша объясняла дома маме по губам, где делать акценты, ударения — и все постепенно выучили. А еще глухие могут петь, издавая звуки. У них плохая речь, но они очень стараются. «Херсонская школа отличается от Киева, Одессы. Мы поём, больше никто не поёт. Если на службе песнопения, другие школы просто переводят жестами. Мы ловим ритм и все пропеваем», — сказала тоже сурдопереводчик Мария Акимова. Маша была прихожанкой и просто проявила свою инициативу, пожелав быть полезной. Так она стала обучаться языку жестов и совсем скоро стала еще одним переводчиком. С момента образования общины глухих при храме многие из них в сознательном возрасте крестились, несколько взрослых пар венчались, один мужчина принял православие, другой — исцелился от недуга. Чудеса бывают, если они с верой. Когда мы беседовали об отце Димитрии, Маша Пушкарева расплакалась. Это были искренние слезы сожаления о том, что его не стало, что слишком коротким был его путь, но таким значимым. «Слов не хватает, чтобы выразить благодарность отцу Димитрию. Под его крылом мы чувствовали себя защищенными. Когда он выходил из алтаря и вещал «Господи, помилуй!», он делал это так громко, чтобы даже мы, глухие, услышали».

Отец Александр — достойный сын своего отца, достойная смена. Он старательно несет свое послушание и ведет дела, начатые семьей. Прекрасные проповеди с объяснениями и всяческими примерами, от которых невозможно отвлечься. Он окружает всех своей добротой и старается достучаться до каждого», — сказала Александра Пушкарева.

Сейчас при Крестовоздвиженском храме организованы курсы жестового языка. Один из священников храма — отец Виталий — обучается этому навыку, чтобы в дальнейшем вести службу и общаться с прихожанами на доступном языке. Все, кто хочет быть полезным обществу, кому интересно, кто хочет стать частью общины, — присоединяйтесь. Приходите в храм, на курсы, ведь этим людям так не хватает элементарного — общения.

— Конечно же, хочется сделать больше. Например, организовать просмотр фильма в кино, на большом экране, или спектакля в театре. Ведь это простые, банальные вещи, доступные нам, но недоступные по каким-то причинам другим людям. Нужно создавать простор, где будет комфортно и уютно всем. Мы с вами можем все это организовать. Главное — желание! Давайте начинать прямо сейчас! — сказал отец Александр.

Я очень надеюсь, что эту статью увидят многие, что зерна добра посеяны, что взойдут плоды и наконец-то люди с инклюзией перестанут чувствовать себя «не в своей тарелке». Во всяком случае, я в это искренне верю.

Новый День