Крестовоздвиженский храм

В Херсоне вот уже три года регулярно кормят бродяг и нуждающихся

«Бомж сидел на каменной скамье,
Тупо улыбаясь, сам себе.
Рядом свёртки с обувью, едой.
Он упрямо мёрзнул так, босой…»

Каждый из нас невольно был свидетелем подобной картины. Каждый из нас не раз опускал глаза, отгораживаясь ширмой от ситуации. Каждый из нас брезгливо морщился, видя это. Бомж, бродяга, нищеброд, бич… Думаю, не нужно объяснять смысл упомянутых слов. А на днях я познакомилась с той, которая не проходит мимо просящих и нуждающихся.

Первое, что бросилось в глаза: она невероятная по энергетике. Совершенно самодостаточная, яркая, звучная, с грамотной речью, семья, дети. Зовут её Майя Булат. И тут мой внутренний вопрос: зачем она помогает этим опустившимся людям? Какова её цель? Всё просто и случилось давно. Будучи с мужем в Копенгагене, они зашли на почтовое отделение, чтобы отправить открытку, и там увидели грязного нищего, который стоял в помещении со всеми посетителями и жевал яблоко. От него исходили жуткие ароматы. Но никто не позволил себе выгнать этого человека, сделать замечание, обругать или отреагировать так, как это обычно происходит. И тогда она подумала, что было бы здорово, если бы и в нашей стране стали также терпимо относиться к бродягам. Было бы здорово менять сознание людей в сторону этих бедняков, давать понять, что за этими страшными и грязными одеждами стоят люди, которых нужно рассмотреть, а не просто невидимки. И это чувство не покидало её долгое время.

Тогда произошла встреча Майи и отца Димитрия Чорнея, настоятеля Крестовоздвиженского храма. Он очень скептически и с опаской смотрел на молодую леди, жаждущую перемен. Был стол переговоров, длительные баталии и …благословение. При поддержке общины храма был открыт проект «Социальная столовая». Первый обед для обездоленных людей состоялся три года назад. Приготовлением и раздачей пищи Майя занималась с несколькими помощниками. Угощения состояли из сырников со сгущённым молоком и сметаной, гречки и других вкусностей. Сырников получилось всего 20 штук, да и людей пришло лишь 5 человек, которых накануне Майя с друзьями-единомышленниками искала в подворотнях, чтобы пригласить. Она была счастлива, что сумела реализовать свою маленькую мечту, что смогла быть полезной, что помогла голодному и нуждающемуся.Спустя полтора месяца она написала о проекте «Социальная столовая» в соцсетях. Пост набрал огромное количество лайков и репостов. Конечно же, появились и те, кто захотел помочь материально, и те, кто пожелал стать волонтером.Сегодня в храме праздник. «Социальная столовая» — именинница! Сегодня ей три года! Пусть сегодня это ещё совсем маленькое детище, но оно уже умеет устойчиво стоять на ногах, делать свои первые шаги. За это время было порядка 160 встреч с теми, кто нуждался в еде. Сейчас в гостях у «Столовой» уже 60—70 человек.Если говорить об уровне жизни, глядя на увеличивающееся количество людей, то это удручающе. Если говорить о том, что мы можем себе позволить приготовить 60—70 обедов, то мы на верном пути. И все дело в том, что это не бизнес-проект, здесь нет финансовых вложений олигархов, депутатов или власть имущих. Это проект, который объединил церковь и людей, независимо от их вероисповедания. Он объединил тех, кто хочет быть полезным обществу и готов что-то менять.Каждое воскресенье, в течение этих трёх лет, в любую погоду «Социальная столовая» не прекращала радовать заботой нуждающихся. Даже тогда, когда начался жёсткий карантин, когда всё вокруг было закрыто, была масса сложностей, отец Димитрий, духовник проекта, сказал: «Мы не будем прекращать раздавать еду. Мы не имеем на это права. Мы переходим в другой формат». И это формат пайков.

С пайками было крайне сложно, поскольку они были индивидуальными, и их себестоимость увеличивалась в разы. Это было испытанием, но и здесь отец Димитрий успокаивал своим отеческим словом о том, что все получится и все будет хорошо.Как сказала Майя, отец Дмитрий, безвременно ушедший в прошлом году, был опорой и глыбой, от которой всегда исходила надёжность. Получилось, выстояли, прошли и преодолели сложности. Ведь все финансы — это поддержка общины Крестовоздвиженского храма и 10—15 волонтеров проекта.Сейчас детищу нужен человек, который постоянно будет о этом рассказывать, помогая тем самым крепнуть и изыскивать ресурсы для роста и развития. Ещё заботливая мама Майя рассказала о том, что, помимо обедов, знакомясь с нуждающимися людьми, невольно становишься участником их историй — как правило, грустных. Среди них история бывшего афганца, мастера спорта по вольной борьбе, чиновника, обычных бабушек и людей, которые стали жертвой обмана. Безусловно, всем помочь невозможно, но были случаи, где команда проекта включалась и помогала знаниями, умениями, навыками. И это не всегда о финансовой стороне вопроса.«Наверное, я в прошлой жизни была бомжом!, — сказала мне Майя. — Я не жалею этих людей. Скорее, мое ощущение — это чувство эмпатии, сопереживания и понимания, что так быть не должно!».

А еще Майя мечтает о доступном хостеле для бездомных, куда можно прийти, принять душ, постирать вещи, поесть, переночевать. Важно, чтобы такие центры были бесплатными. Безусловно, здесь нужны стабильная поддержка государства и людей, горящих этой проблемой. Была идея написать грантовую программу, но для этого нужны специалисты. Ведь доставая со дна обездоленных, можно вернуть людей к нормальной жизни. В этом весь смысл. А пока дорогу осилит идущий!

источник: Газета «Новый день».
Нина ОРЛОВА.